Золотарёвка
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 7 из 7«12567
Форум » Форум поселка » Наш посёлок » история посёлка (кто что знает об истории посёлка -пишите!!!)
история посёлка
КотёнокДата: Четверг, 27.03.2008, 22.40.52 | Сообщение # 1
первый помощник админа
Группа: Модераторы
Сообщений: 546
Статус: Offline
Дорогие аборигены и не только!!! Кто что знает об истории основания и развития посёлка-не стесняйтесь пишите!!!! Я например слышала только про какого-то помещика Золотарёва, в чьём бывшем доме сейчас располагается больница. Еще знаю что у него была дочка Евгения, кторая крутила шуры-муры с Денисом Давыдовым...

Катерина
 
ValiДата: Пятница, 27.02.2009, 09.13.55 | Сообщение # 181
Помошник по "Православию"
Группа: Помощник
Сообщений: 368
Статус: Offline
... ПРОДОЛЖЕНИЕ
Евгения в летнем открытом платье и соломенной шляпке сидела на скамье в далеком конце бекетовского парка. В бархатных глазах ее каждый безошибочно отгадал бы следы скрытой тревоги. Книга, взятая с собой, лежала на коленях. Евгения пробовала отвлечь себя от беспокойных мыслей чтением – и не могла.
Три дня назад произошла в Пензе встреча с Денисом Васильевичем. Он подарил ей свои чудесные стихи, потом они вместе ходили на ярмарку и покупали безделушки, он был по обыкновению мил и любезен. Но вечером, когда прощались наедине, он, целуя ей руки, страстно прошептал:
– Если б вы знали, как я люблю вас и как вы меня мучаете, милая Эжени!
Она невольно вздрогнула от этого шепота и сразу изменилась в лице. Для нее не было новостью его признание; он еще зимой говорил о своем чувстве к ней, и оно сквозило в каждой строчке посвященных ей стихов, однако все это воспринималось как-то не очень серьезно, казалось проявлением ничем не обязывающего флирта и чисто поэтической взволнованности. Разница в летах, а главное, семейное его положение, словно каменной стеной, ограждали от каких бы то ни было практических видов на него, хотя он и нравился ей все более.
Теперь же в страстном шепоте она ощущала подлинную силу его любви и сердечной муки. И, потупив глаза, несколько секунд стояла молча, не зная, что сказать. Нужно было время, чтоб разобраться в самой себе. И нужно уехать из Пензы, где все на виду.
Она робко протянула ему руку и произнесла:
– Я собираюсь завтра на несколько дней в Бекетовку…
Вероятно, уловив ход ее мыслей, он почтительно осведомился:
– А вы разрешите мне навестить вас там?
Она кивнула головой… Глаза его радостно просияли.
И вот она здесь. Вопросы, встающие перед ней, сложны и тяжелы, потому что расставаться с ним навсегда она никак не хочет. А в таком случае что же? Неужели она любит? Или просто не понимает, какими опасностями чревато продолжение их свиданий? Кажется, что любит… Ее волнуют немые взгляды его горячих глаз, его признания, его стихи…
Евгения машинально раскрывает книгу. Там хранится дорогой листок с написанным для нее романсом:

Не пробуждай, не пробуждай
Моих безумств и исступлений,
И мимолетных сновидений
Не возвращай, не возвращай!
Не повторяй мне имя той,
Которой память – мука жизни,
Как на чужбине песнь отчизны
Изгнаннику земли родной.
Не воскрешай, не воскрешай
Меня забывшие напасти,
Дай отдохнуть тревогам страсти
И ран живых не раздражай
Иль нет! Сорви покров долой!..
Мне легче горя своеволье,
Чем ложное холоднокровье,
Чем мой обманчивый покой.

Евгения перечитывает эти трогательные строчки, в которых, казалось, слышны были рыдания души опаленного страстью поэта. На глазах у нее навертываются невольные слезинки. Милый Денис Васильевич… Как он страдает! И теперь она должна оттолкнуть его, сказать, чтоб он поскорей забыл ее? Нет, этого она не сделает! Он честен, рыцарски благороден, на него можно положиться, пусть сам решает, как нужно поступить.
И все же полного успокоения подобные самовнушения не давали, она ждала приезда Дениса Васильевича в Бекетовку не с прежней беззаботностью, а с затаенным смятением, ибо знала, что приближается час неминуемого объяснения и что-то должно серьезно измениться в ее жизни.
И час объяснения настал.
Спускалась на землю короткая летняя ночь. Чистое, подрумяненное закатом небо украшалось первыми звездами. В парке цвели липы, и сильный медвяный запах слегка кружил голову. Денис Васильевич и Евгения сидели на той самой скамье, где недавно она одна предавалась размышлениям.
– Вы угадываете, конечно, о чем я хочу говорить с вами? – начал он и вопросительно посмотрел на нее.
– Да… Мне так кажется, по крайней мере, – смущенно промолвила она, опуская глаза.
Он немного помолчал, затем вздохнул и взволнованным голосом сказал:
– Если б я был свободен… я, не колеблясь ни минуты, упал бы к ногам вашим и, как величайшего счастья, просил бы руки вашей.. Но вам известно, что я не могу этого сделать, следовательно… нам должно расстаться…
– Ах, нет! – воскликнула она вдруг, и на длинных ресницах ее приподнятых глаз блеснули слезы.
Тронутый этим душевным порывом, он благодарно поцеловал ее руку и продолжил:
– Я верю, что вы не хотите разрыва, милая Эжени, и знаю, что вы жалеете меня… Однако наши отношения могут быть истолкованы в превратном смысле, и безупречность вашей репутации подвергнется незаслуженным сомнениям… А потом, – он почти до шепота понизил голос, – подумайте немного и о том, каково мне. Я имею в виду не мнение света и семейные неприятности, я говорю о своем чувстве… Жить призрачным счастьем и сгорать в огне безнадежной любви! Согласитесь, подобное мучительное состояние тяжелей любой пытки…
– Почему же вы… говорите… о безнадежной любви? – чуть слышно сказала она.
– Потому, что я вдвое старше вас, милая Эжени, и потому…
Евгения неожиданно с нервной дрожью в голосе перебила:
– Неправда! Я не стала бы сидеть с вами здесь, и у меня не сжималось бы сердце от ваших слов, если б я…
Она не договорила и отвернулась, сжав губы, чтоб не расплакаться. Он, не веря ушам своим и задыхаясь от прихлынувшего к груди потока жаркой крови, произнес:
– Возможно ли? Вы… вы… любите? Эжени, жизнь моя!
Она медленно повернула голову. Он увидел ее милое, смущенное, счастливое лицо и, ликуя от восторга и уже не владея собой, стал целовать ее руки, ее глаза, ее полуоткрытые горячие губы…
И не в эту ли памятную ночь, а вернее, в часы рассвета, ошеломленный счастьем и еще обуреваемый сомнениями, он писал:

Неужто я любим? – Мой друг, мой юный друг,
О, усмири последним увереньем
Еще колеблемый сомненьем
Мой пылкий, беспокойный дух!
Скажи, что сердца ты познала цену мною,
Что первого к любви биения его
Я был виновником! Не надо ничего —
Ни рая, ни земли! Мой рай найду с тобою…

Может быть, эти летние дни, проведенные с Евгенией в Бекетовке и Пензе, были самыми счастливыми днями в его жизни. Он перебирал в памяти прошлые свои увлечения и ни в одном не находил сходства с тем, что испытывал сейчас. Аглая, Лиза Злотницкая, Соня… И он их любил, и они его любили, каждая по-своему. Но кто был ему близок по общности духовных интересов и поэтическому восприятию жизни? Никто! И он давно ощущал душевное свое одиночество и писал о нем:

Я часто говорю, печальный, сам с собою:
О, сбудется ль когда мечтаемое мною?
Иль я определен в мятежной жизни сей
Не слышать отзыва нигде душе моей?

В отношениях с Евгенией появилось то, о чем он мечтал. Душа нашла отзыв. Чувственные волнения сочетались с волнениями поэтическими. Денис Васильевич и Евгения могли часами говорить на самые разнообразные темы, спорить о литературе и не замечать времени. Она наслаждалась его рассказами и стихами, он – ее наслаждением. Его привязанность к ней возрастала.
Вопрос о будущем затемнялся теперь еще больше и, если посмотреть со стороны, уже приобретал драматические очертания, однако Денис Васильевич, находясь на верху блаженства, старался об этом не думать, вернее – склонен был, как многие в подобных случаях, к тому, чтобы предоставить решение мучительного вопроса времени, спасительному «там будет видно».
Пока же можно было не беспокоиться. Жена в конце августа уезжает с детьми в Москву, он останется один и всю осень проведет в Пензе с Евгенией!
И осень, на редкость сухая и теплая в том году осень, наступила, принеся с собой не только ожидаемые радости, но и неожиданные огорчения. Впрочем, можно ли называть их неожиданными? Произошло то, что не могло не произойти. Как ни старались Денис Васильевич и Евгения скрывать свои свидания, а все-таки они были пензенцами замечены, и по городу ядовитыми змеями стали расползаться сплетни.
Анна Дмитриевна Спицына встревожилась первой.
– Надо прекратить ваши встречи, они до добра не доведут, – решительно и строго заявила она Евгении. – Если ты сама этого не сделаешь, я буду говорить с Денисом Васильевичем…
Евгения вспыхнула:
– Не уподобляйся, пожалуйста, базарным кумушкам и оставь нас в покое! Я не намерена лишать себя его общества только потому, что кому-то это не нравится!
Анна Дмитриевна укоризненно покачала головой.
– Надо считаться с мнением людей, Евгения… Понятие о том, что девицам прилично и что неприлично, не мною установлено. Подумай-ка хорошенько!
Разговор с сестрой Евгению и взволновал и насторожил. Она в глубине души соглашалась, что сестра права, необходимо, во всяком случае, хотя бы сократить встречи, показываться вместе в обществе как можно реже. А Денис Васильевич принял эти доводы за начавшееся с ее стороны охлаждение! Он несколько дней не показывался, потом явился с новыми стихами, выражавшими его настроение:

Я вас люблю так, как любить вас должно!
Наперекор судьбе и сплетней городских.
Наперекор, быть может, вас самих,
Томящих жизнь мою жестоко и безбожно.
Я вас люблю, – не оттого, что вы
Прекрасней всех, что стан ваш негой дышит.
Уста роскошствуют и взор востоком пышет,
Что вы – поэзия от ног до головы!
Я вас люблю без страха, опасенья
Ни неба, ни земли, ни Пензы, ни Москвы, —
Я мог бы вас любить глухим, лишенным зренья…
Я вас люблю затем, что это – вы!
На право вас любить не прибегу к пашпорту
Иссохших завистью жеманниц отставных:
Давно с почтением я умоляю их
Не заниматься мной и убираться к черту!

Последние четыре строчки Евгении не понравились. И не потому, что звучавшее в них раздражение как-то огрубляло нежные слова признания, а потому, что раздражение вылилось в форму бравирования, и это показалось совсем неуместным. Ведь сплетни не так были страшны для него, как для нее. Ему следовало бы над этим подумать, прежде чем задевать завистливых отставных жеманниц!
Так прозвучал первый упрек, так начались первые размолвки. Они окончились, правда, новыми клятвами и поцелуями, а все же от внутреннего беспокойства и недовольства Евгения не избавилась. И это понятно.
В середине ноября Денис Васильевич уехал в Москву, где собирался пробыть до весны. Евгения хотя и грустила, но в то же время была довольна, ибо его отъезд положил конец обывательским пересудам. В одном из писем к нему она сообщает, что «проводит дни за чтением книг и отдыхает от злых языков наших салопниц». В другом пишет, что страстный язык, которым он выражается, «заставляет ее трепетать», и предлагает, чтобы впредь между ними сохранились лишь дружеские отношения.
Он был несказанно таким предложением огорчен и отозвался так:
«У вас хватает смелости предлагать мне дружбу, жестокий друг? Любовь подобна жизни, которая, раз утраченная, не возвращается более. Будьте откровенны хоть раз в жизни, – вы хотите отделаться от меня, который, я это чувствую, гнетет и беспокоит вас. Убейте меня, вонзите, не поморщась, мне нож в сердце, говоря: я вас не люблю, я никогда вас не любила, все с моей стороны было обман, я забавлялась».
Евгения поспешила его успокоить, и переписка, так ее восхищавшая, продолжалась всю зиму. Заметим, что в письмах Дениса Васильевича, полных не только любовных вздохов, но и живых набросков московской жизни, много отзывов о новых книгах, которые он постоянно вместе с новыми нотами посылал Евгении.
«Вы всегда говорили мне, – пишет он, – что из романов вы любите менее игривые. Я писал так моему поставщику Белизару, и он мне прислал один из знаменитых А.Дюма. Я не знаю, достоин ли он быть вам предложенным, я его не читал, так как получил только вчера, а сегодня посылаю вам. Также посылаю повести Пушкина, прочтите их, я уверен, что вы их будете ставить гораздо выше Павлова. Особенно «Выстрел», который Пушкин сам мне читал много раз, и я перечитываю его с большим удовольствием».
В другой раз, сообщая о посылке романа Бенжамена Констана «Адольф» и стихов Виктора Гюго «Осенние листья», он рекомендует их прочитать непременно как произведения замечательные. А ведь в стихах Виктора Гюго, о которых идет речь, революционные мотивы звучат с такой силой, что далеко не всякий решился бы рекомендовать подобные стихи, да еще провинциальной барышне!
Подобные приписки позволяют, во всяком случае, судить о тех общественных и литературных интересах, какими в значительной степени скреплялись отношения Дениса Васильевича и Евгении.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

 
ValiДата: Пятница, 27.02.2009, 09.24.54 | Сообщение # 182
Помошник по "Православию"
Группа: Помощник
Сообщений: 368
Статус: Offline
... ПРОДОЛЖЕНИЕ
Племянница пензенского губернатора Панчулидзева, бойкая, умная, веселая и пикантная брюнетка Мария Львовна Рославлева, была задушевной подругой Евгении Золотаревой. Заметив, что с некоторых пор Евгения как будто загрустила и стала избегать общественных увеселений, Мария Львовна вызвала подругу на откровенное объяснение. И Евгения в конце концов со слезами на глазах призналась:
– J'aime un homme marie!..(Ты знаешь, о ком я говорю… )
Рославлева посмотрела на нее почти с испугом и воскликнула:
– О, c'esttres malheureux! (О, это большое несчастье! (франц.)
Я не спрашиваю о его чувствах, они написаны на его лице, но ведь у него большая семья… Я не представляю… Вы говорили о возможности развода?
Евгения отрицательно покачала головой. Рославлева удивленно развела руками:
– В таком случае прости, ma chere, я отказываюсь тебя понимать… Чтобы ты, всегда такая серьезная, умная, и вдруг… Какое невероятное легкомыслие! – И, немного помолчав, как бы рассуждая с собою, сказала: – А интересно знать, что же думает делать он?
– Поверь, Мари, ему не легче, чем мне, – прошептала Евгения.
– Я не об этом… Он тебе пишет?
– Да. Я получила из Москвы два письма. Страстный язык, каким он выражается…
Рославлева с досадливой гримаской на лице остановила подругу:
– Сееа пе peut pas tirer a consequence! (Из этого ничего еще не следует! (франц.)
Он поэт, ma chere, я не сомневаюсь ни в страстности, ни в красоте его выражений… Но тебе, надеюсь, ясно, что он должен или оставить тебя в покое, или найти способ узаконить ваши отношения? В этом смысле я и спрашиваю… Каковы его дальнейшие намерения?
Евгения опустила голову и вздохнула:
– Не знаю… Он об этом не пишет…
– И тебя это не волнует?
– Ну, что ты говоришь! – произнесла Евгения приглушенным и чуть обиженным голосом. – Я непрестанно об этом думаю и думаю и не вижу впереди ничего хорошего… и терзаюсь… И в конце концов сама не понимаю, что со мною творится!
– А он знает о твоих переживаниях? Ты ему написала об этом?
– Нет, как можно! Я не хочу, чтоб он знал… И мне вообще трудно переписываться с ним, трудно отвечать, я ощущаю все время страшную неловкость…
Рославлева внимательно посмотрела на нее и неожиданно улыбнулась:
– Ты не обидишься, милая Эжени, если я выскажу одно предположение?
– Какое же?
– В твоем чувстве к нему, мне кажется, больше жалости, сострадания, чем любви…
Щеки Евгении зарумянились, она хотела что-то возразить. Рославлева приложила к ее губам свою руку, мягко продолжала:
– Подожди, подожди! Сначала разберемся… Денис Васильевич очень милый, остроумный, тебе приятно с ним, тебе нравятся его стихи, его поклонение… Все это так. Но скажи, пожалуйста, кого и когда затрудняла переписка с возлюбленным? Пушкинская Татьяна, полюбив Евгения, решается даже писать ему первой… Да и переживания твои, прости меня, не создают впечатления об истинной любви и страсти! Ты приняла за любовь, милая Эжени, близкое к ней чувство, но это еще не любовь…
Евгения, охватив руками голову, сидела молча. Она лишь явственно различала в своем отношении к Денису Васильевичу какие-то изменения. Тогда, летом, ее словно опьянила его пламенная страсть, и в те бездумные, чудные, счастливые дни она и засыпала и просыпалась с мыслями о нем, и он был для нее самым дорогим человеком на земле. А потом, после первых осенних размолвок, она стала все чаще думать о нем с той подсознательной критической оценкой, которая знаменует обычно начало разочарования. Впрочем, этого процесса Евгения не могла еще точно определить, ибо слишком памятны были дурманные летние вечера и не остыл на губах жар его поцелуев, а потому мучительное свое состояние она готова была считать следствием каких-то иных, непонятных ей причин.
Слова подруги вызывали невольный протест, согласиться с ними Евгения не хотела, а вместе с тем и доводы для возражения не находились. Она только тихо спросила:
– И как же, по-твоему, мне следует поступить?
– Проверь себя, милочка, – ответила Рославлева, – и если увидишь, что я немножко права…
– Расстаться?
– Может быть… Это, во всяком случае, от тебя будет зависеть, и это не худший исход вашего романа.
– Нет! – взволнованно отозвалась Евгения. – Нет, этого я не смогу сделать. Он сам летом говорил о том, а я не захотела, а сейчас сяду и напишу, что не люблю его, что напрасно его завлекала и чтоб он забыл обо мне…
На глазах Евгении опять заблестели слезы. Рославлева поспешила успокоить:
– Зачем же такие крайности, милая Эжени? Ты вполне можешь сохранить знакомство и дружбу с ним…
– Нет, я знаю его лучше, чем ты… Ему нужна моя любовь, а не дружба!
– Не забудь, однако, что он, несомненно, сам тоже ищет выхода из тяжелого положения и если не имеет в виду ничего иного, то, возможно, будет теперь настолько благоразумен, что предпочтет дружеские отношения полному разрыву… Ты попробуй осторожно намекнуть в письме на это!
Евгения попробовала, и, как известно, ее предложение о дружбе было Денисом Васильевичем отвергнуто самым решительным образом.
Что же Евгении оставалось делать? «Любовь подобна жизни, которая, раз утраченная, не возвращается более», – эта фраза из его письма сжимала грудь. Он догадывался, что наступила пора охлаждения, догадывался и страдал! Евгения не могла быть жестокой. Она смешала правду и неправду, ответив, что никакого обмана с ее стороны не было и относится она к нему по-прежнему.
Дни шли. Весна сменила зиму. Письма из Москвы приходили прелестные, и она читала их с удовольствием, а слова признания, высказанные в них, почти не трогали. Евгения убеждалась, что любви в сердце ее было, пожалуй, меньше, чем жалости. Но от этого было не легче, а тяжелей. Сознание, что она, не разобравшись как следует в себе, уверила его в своей любви и увлекла, и все поведение ее явилось, таким образом, причиной его нравственных мук, породило у Евгении чувство виновности перед ним, и это чувство все обострялось по мере того, как все ощутительней становилось охлаждение к нему. Испытывая угрызения совести, Евгения старалась, как могла, загладить свою виновность и отвечала на его письма хотя сдержанно, но неизменно тепло и ласково. Вот источник, питавший угасавшие надежды Дениса Васильевича!
К концу мая он снова приехал в Пензу. Евгения встретила его приветливо, была мила и нежна, сделала все, чтоб он не заметил начавшегося охлаждения. «Прием, который вы тогда мне оказали, наполнил меня вновь счастьем и восторгом», – писал он ей позднее. Однако заблуждение не могло продолжаться вечно.
Губернатор Панчулидзев сочетал в себе жестокость царского сатрапа с любовью к музыке, держал большой оркестр, составленный из крепостных, и часто давал у себя концерты для избранной публики. Будучи однажды на таком концерте, Денис Васильевич заметил, как в антракте Евгения и Рославлева, с которой давно был знаком, уединились в гостиной с каким-то неизвестным молодым человеком и ведут с ним оживленный, видимо интересный обеим, разговор.
Денис Васильевич почувствовал легкий укол ревности. Он стоял в дверях с губернатором и, когда наконец девицы под руку с неизвестным вышли из гостиной, спросил Панчулидзева как бы между прочим:
– А кто таков молодец, фланирующий с вашей племянницей, любезный Александр Алексеевич? Я, кажется, впервые его вижу…
Панчулидзев повел длинным носом в указанную сторону и, слегка поморщась, пояснил:
– Служащий моей канцелярии. Выслан сюда недавно из Москвы под строгий надзор за пагубное свободомыслие и пение пасквильных песен… Признаюсь, не понимаю: старинного дворянского рода, прекрасно воспитанный, богатый молодой человек – и вдруг этакая непозволительность!
– А позвольте полюбопытствовать об имени и фамилии?
– Огарев, Николай Платонович.
Антракт кончился. Беседа с губернатором прервалась. Но после концерта Евгения и Рославлева своего кавалера Денису Васильевичу представили.
Огарев был роста выше среднего, широк в плечах, с неправильными, но приятными чертами лица и густыми, вьющимися каштановыми волосами. Большие, серые, задумчивые глаза и добрая улыбка свидетельствовали о мягком и податливом характере. Денису Васильевичу он понравился. Чем-то неприметно Огарев напоминал брата Базиля, и не столько некоторым сходством внешних черт, сколько добровольным избранием опасной жизненной дороги. Базиль тоже был хорошо образован, богат, красив и, вместо того чтоб полно пользоваться этими щедрыми дарами жизни, предпочел заниматься политикой… И вот теперь расплачивается каторгой!
Денис Васильевич, как и прежде, а может быть, и больше, чем прежде, считал революционные замыслы химерами, но бескорыстное служение идее, пусть даже, по его мнению, ошибочной, внушало всегда уважение. И он, пожав руку Огарева, обменялся с ним несколькими фразами вполне доброжелательно.
Однако, провожая домой Евгению, не удержался от ревнивых намеков:
– О чем же вы, если не секрет, с Николаем Платоновичем столь любезно и приятно беседовали?
– Он занимательно говорил о своих наблюдениях, сделанных в губернаторской канцелярии, – ответила она, – а мы с Мари не во всем соглашались и спорили, хотя с Николаем Платоновичем спорить не так легко… Он собеседник очень интересный и умный!
Денис Васильевич саркастически усмехнулся:
– Еще бы! Я заметил это уже по вашим красноречивым взорам, обращенным к нему…
Евгения весело рассмеялась и сказала по-французски:
– Не ревнуйте! Огарев безумно влюблен в Мари, и она мне созналась, что ответила взаимностью…
Вот оно что! Он сразу почувствовал душевное облегчение, и ему захотелось сказать что-нибудь необыкновенно хорошее про Мари и Огарева, но он не успел этого сделать. Евгения заметила:
– И они стоят друг друга, не правда ли? Прекрасная пара! Я все время смотрю на них и радуюсь!
Последняя фраза произнесена была с оттенком невольной легкой зависти, и это от него не ускользнуло и больно задело, опять изменив настроение.
– Чему же радоваться? – сказал он сумрачно. – Огарев, я слышал, оказался в Пензе не совсем по доброй воле, и родные Мари вряд ли одобрят ее выбор.
– О, вы не знаете Мари! – воскликнула Евгения. – Полюбив, она способна переступить через многое, чтоб сохранить свое счастье!
Говоря это, Евгения, вероятно, никакого умысла не имела, а Денис Васильевич, настороженно прислушиваясь к ее словам, воспринял их теперь как горький упрек себе. И, сознавая, что, в сущности, она права, высказывая в той или иной форме недовольство положением, в какое он ее поставил, вздохнув, промолвил:
– Счастье! Есть много способов завоевать его и ни одного верного, чтоб сохранить!
Она посмотрела на него долгим, изучающим взглядом и ничего не сказала. Он, простившись с нею, ушел в самом тягостном настроении.
И с того вечера, многое передумав и взвесив, начал сомневаться в том, что Евгения продолжает по-прежнему любить его, и, следя за каждым ее поступком и словом, все более убеждался в том. Она под разными предлогами избегала оставаться с ним наедине, и приманка милых слов не скрывала от него признаков сердечного холодка.
Пожив в Пензе месяц, он уезжал после ярмарки домой. И хотя они условились встретиться вновь осенью и она говорила, что будет с радостью ждать его, от сомнений и тоски он не отделался. Переданное ей в последнюю минуту стихотворение выражало как нельзя лучше его душевное состояние:

Жестокий друг, за что мученье?
Зачем приманка милых слов?
Зачем в глазам твоих любовь,
А в сердце гнев и нетерпенье?
Но будь покойна только ты,
А я на горе обреченный,
Я оставляю все мечты
Моей души развороженной…
И этот край очарованья,
Где столько был судьбой гоним,
Где я любил, не быв любим,
Где я страдал без состраданья,
Где так жестоко испытал
Неверность клятв и обещаний, —
И где никто не понимал
Моей души глухих рыданий!

Софья Николаевна Давыдова давно подозревала, что пензенские поездки мужа вызваны не столько его желанием отдохнуть у старого сослуживца и побродить с ружьем в привольных охотничьих местах, сколько какой-то возникшей там любовной интригой.
Он над ее подозрениями посмеивался, сознаваясь лишь в том, что «бросил на бумагу несколько стихотворных строк в честь племянниц Бекетова». Следуя примеру Вяземского, он даже прочитал жене наименее интимные стихи, уверяя при этом, что выражение любовных восторгов в поэтических произведениях является не чем иным, как обычной условностью.
Софья Николаевна сделала вид, что поверила. Но последняя поездка Дениса в Пензу, вернее – возвращение оттуда в расстроенном состоянии, чего скрыть никак не удалось, окончательно убедили ее в своей правоте, и она молча, с присущей твердостью решила действовать. Замысла своего она ничем не выдала, а когда в конце лета он опять стал собираться в Пензу, заявила, что ей необходимо там кое-что купить и она едет с ним. Ему ничего не оставалось, как согласиться, ибо отговоры могли сразу разоблачить его.
В Пензе остановились они в гостинице, и Софья Николаевна под предлогом, что одной удобней делать покупки, отпустила мужа на три дня в Бекетовку повидаться с Митенькой. Возвратясь, он застал жену за сборами к обратному отъезду. Удивился:
– Что такое? Уже домой?
Она обожгла его недобрым взглядом холодных глаз, сказала кратко:
– Лошади сейчас будут поданы…
Он быстро сообразил, что кто-то успел, вероятно, насплетничать про него, и, стараясь казаться равнодушным, проговорил:
– Как тебе угодно, Сонечка, хотя мне хотелось бы побывать с тобой у Бекетовых, там тебя ждут…
Она, сдерживая клокотавшее в груди негодование, резко оборвала:
– Там ждут тебя, а не меня! Мне все известно про твое распутство! Эта Золотарева твоя пассия! Весь город знает! Молчи, не смей возражать!
Возражать было бесполезно, он отлично понимал. И, закурив трубку, слушал гневные упреки жены молча. Всего она не знала – это выяснялось все более из ее слов и отчасти успокаивало.
Она заключила жестоко и без слез:
– Я не принуждаю тебя ехать со мною, можешь оставаться со своей пассией и никогда не возвращаться. Жалеть не буду, проживу сама с детьми отлично, не беспокойся!
Он опустил голову. Если б эти слова были сказаны год назад! О, тогда его отношения с Евгенией могли бы сложиться совсем иначе. А теперь? Он только что виделся с нею в Бекетовке; она была, как всегда, хороша и ласкова с ним, а все же признаки начавшегося охлаждения неумолимо напоминали о себе. Что же делать ему с полученной свободой? Поздно, поздно!
Он ответил жене с ледяным спокойствием:
– Ты раздражена сплетнями и не отдаешь себе отчета в словах, поэтому я молчу. Пройдет твоя дурь – поговорим! Едем!
* * *
Оправдаться перед женой Денис Васильевич сумел. Сентиментальное и поэтическое увлечение, ничего больше! Примирение так или иначе состоялось. И он опять погрузился дома в литературные дела.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

 
ValiДата: Воскресенье, 01.03.2009, 02.20.06 | Сообщение # 183
Помошник по "Православию"
Группа: Помощник
Сообщений: 368
Статус: Offline
... ПРОДОЛЖЕНИЕ
А роман с Евгенией не был еще окончен. Известная отчужденность от жены, происшедшая в последнее время, невольно возвращала Дениса Васильевича к мыслям о Евгении, и все связанное с ней казалось таким прекрасным, поэтическим, что он, и зная о ее начавшемся охлаждении, продолжал тешить себя несбыточными надеждами на возобновление былых отношений. Тайная переписка между ними продолжалась. И выраженные в чудесных стихах воспоминания о былой любви пробуждали не только грусть, но и нежность и неясное душевное томление.

В былые времена она меня любила
И тайно обо мне подругам говорила,
Смущенная и очи опустя,
Как перед матерью виновное дитя.
Ей нравился мой стих, порывистый, несвязный,
Стих безискусственный, но жгучий и живой,
И чувств расстроенных язык разнообразный,
И упоенный взгляд любовью и тоской.
Она внимала мне, она ко мне ласкалась,
Унылая и думою полна,
Иль ободренная, как ангел, улыбалась
Надеждам и мечтам обманчивого сна…
И долгий взор ее из-под ресниц стыдливых
Бежал струей любви и мягко упадал
Мне на душу – и на устах пылал
Готовый поцелуй для уст нетерпеливых…

Денис Васильевич пробыл в Петербурге всего две недели. Он спешил в Москву. Там ждала Евгения, приехавшая, как было заранее условлено, из Пензы с Полиной.
Встреча порадовала душевностью. Евгения первая обняла его, поцеловала и призналась, что соскучилась. Может быть, так оно и было. Давно не виделись, и он ей все-таки нравился.
Они стали вместе появляться в общественных местах: Евгению здесь никто не знал, и она чувствовала себя свободно. А ему на каждом шагу попадались знакомые, и приходилось думать о том, чтобы предотвратить возможность нового семейного скандала. Посплетничать в Москве любили не меньше, чем в Пензе!
Он решил, что лучше всего самому сообщить жене о встрече с Евгенией, придав этой встрече характер простой случайности,
Сначала, описывая бал в Благородном собрании, он вставил:
«Кого, ты думаешь, я там, между прочим, встретил? Pauline Zolotarew; сестры ее, старинной моей пассии (как ты думала) не было, она больна была и оставалась дома. Но встреча эта ничего не значит, а вот что значит. Pauline мне сказала о трех свадьбах в Пензе: какая-то родственница Всеволжского идет замуж, Рославлева, племянница губернатора, и еще Елизавета Александровна… Золотарева звала меня к ним, и я непременно буду у них на первой или на второй неделе, – надеюсь, что из тебя пензенская дурь вышла»
Интересно отметить, что в этом впервые публикуемом письме имеется указание на предстоящую свадьбу Рославлевой Вероятно, из осторожности Д.Давыдов не сообщил, что она выходит за сосланного в Пензу вольнодумца Н.П.Огарева, но, разумеется, знал об этом отлично. Н.П.Огарев постоянно вращался в том самом, кругу, где проводил время и Д.Давыдов. Рославлева была подругой Золотаревых. При таких обстоятельствах знакомство и общение Огарева с Давыдовым кажется совершенно естественным, хотя, к сожалению, не подтверждено документально, почему я и вынужден был ограничиться в хронике простым их знакомством..
А спустя несколько дней в другом письме появилась и такая подчеркнуто равнодушная фраза:
«Был у Золотаревых. Eugenie, кажется, замуж идет за какого-то Мацнева, помещика Орловского и Пензенского, но это не наверное».
Денис Васильевич, разумеется, не мог оставаться равнодушным к замужеству Евгении, но пока ничего определенного не было.
Пожилой и некрасивый Василий Осипович Мацнев, драгунский офицер в отставке, владелец села Рузвечи, Наровчатского уезда, Пензенской губернии, сватался за Евгению уже пятый год. Родители советовали ей принять предложение, она не хотела о нем и слышать. И теперь, рассказывая Денису Васильевичу пензенские новости, Евгения полушутя сказала:
– А за меня опять приезжал свататься Василий Осипович… Клялся в неизменной любви и чуть не плакал!
– Ну, и чем же вы вознаградили столь древнего своего рыцаря? – спросил Денис Васильевич, чувствуя невольный холодок в сердце.
– А как вы думаете? – прищурилась она.
– Не знаю… Все зависит от вас… от вашего чувства и желания…
Он не в состоянии был сдержать волнения, она заметила это и сказала с улыбкой:
– Успокойтесь, я не дала своего согласия.
Он молча и благодарно поцеловал ее руку. И более ничто не омрачало дней, проведенных с Евгенией в Москве.
Денис Васильевич не был, впрочем, целиком поглощен своим романом. По укоренившейся привычке он и в Москве каждое утро садился к столу, работал над военной прозой.
* * *
А в Пензе тем временем произошло событие, которое приблизило развязку романа. Иван Васильевич Сабуров выпустил под псевдонимом Мурзы Чета своеобразную сатиру на пензенцев под названием «Четыре роберта жизни». Сабуров славился тяжкословием, литературными достоинствами его произведение не отличалось, но оно было полно оскорбительных намеков на «пензенских жителей обоего пола», в частности, в нем высмеивалось и любовное увлечение старого «партизана-подагрика», в котором все без труда признали Дениса Давыдова.
В Пензе поднялась суматоха. Некоторые из осмеянных заболели нервической горячкой, другие готовились по-свойски расправиться с новоявленным сатириком, до сих пор занимавшимся разведением мериносов в своем поместье, третьи взялись за перо, сочиняли злые ответы.
Денис Васильевич тоже написал эпиграмму:

Меринос собакой стал —
Он нахальствует не к роже,
Он сейчас народ прохожий
Затолкал и забодал.
Сторож, что ж ты оплошал?
Подойди к барану прямо,
Подцепи его на крюк
И прижги ему курдюк
Раскаленной эпиграммой!

Евгения Золотарева сатирой задета не была. Однако достаточно оказалось намеков на увлечение «партизана-подагрика», чтоб возбудить особый интерес пензенцев к предмету его увлечения. Евгению и ее родных это обстоятельство встревожило чрезвычайно. Давно распространяемые по городу слухи находили подтверждение в изданной книге! Нужно без промедления спасать репутацию!
Не подозревая, что сабуровской «пачкотне» придали такое значение, Денис Васильевич приехал в Пензу, явился с обычным визитом к Спицыным, но встречен был на этот раз не Евгенией, а Анной Дмитриевной. Она вежливо пригласила его в гостиную и, поведав с волнением о неприятных последствиях, вызванных появлением сатиры, объявила:
– Евгения дала согласие на брак с Василием Осиповичем Мацневым, и вы, надеюсь, понимаете, что дальнейшие ваши встречи с сестрой…
Он сидел в кресле молча, бледный как полотно, и, не дослушав, поднялся и проговорил чужим, хриплым голосом:
– Я прошу лишь об одном… прошу позволения… видеть Евгению Дмитриевну последний раз, чтоб проститься.
Анна Дмитриевна, догадавшись о силе молчаливого его страдания, отказать в просьбе не могла:
– Хорошо… Я скажу ей…
Евгения вошла, остановилась у дверей. Он взглянул в ее потупленное лицо, оно не скрывало следов душевной борьбы, тревоги и пролитых слез. Он отлично знал, что она не любит Мацнева и выходит замуж, принуждаемая проклятыми условностями жизни. Да, ей тоже нелегко!
Сдерживая себя, он произнес:
– Я не вправе ни в чем упрекать вас. Вы вольны в своем поступке. И я знал, что рано или поздно так должно было произойти, но это не облегчает удара… Все кончено для меня: нет настоящего, нет будущего, осталось только прошлое, и все оно заключается в письмах, которые я писал вам в течение двух с половиной лет счастья… Вот единственная причина, заставляющая меня желать возвращения писем…
Она подняла на него блеснувшие слезами глаза и сказала с тихой печалью:
– А я хотела просить вас, Денис Васильевич, чтобы вы позволили мне оставить эти письма у себя…
Он горько усмехнулся:
– Зачем? Чтоб они сделались когда-нибудь причиной ревности вашего супруга и полетели в огонь, смятые жестокой его рукой?
– Нет, нет, этого никогда не будет! – воскликнула она, и щеки ее вдруг запламенели. – Я бы возненавидела его и ушла от него в ту же минуту, если б он посмел, клянусь вам! Нет, я буду бережно хранить их до самой смерти… Зачем? А вы не догадываетесь разве, что шаг, на который я решаюсь, не обещает мне впереди больших радостей?.. Не лишайте же меня поддержки… вашими ласковыми и нежными словами, высказанными в письмах… может быть, только они и будут освещать и согревать мою жизнь…
Она не выдержала и расплакалась. Слезы стояли и в его глазах. Он сделал над собой усилие, шагнул к ней, взял и поднес к губам ее руку:
– Пусть будет, как вы хотите… Прощайте!
И быстро, не оглядываясь, вышел.
* * *
Он искал забвения и не находил. Он всем существом своим чувствовал, что поэзия навсегда ушла из его жизни, а жизни без поэзии для него не было. Он до самой смерти не написал более ни одной стихотворной строки. Кроме вот этих прощальных, обнажавших душевные раны, сочиненных в одну из бессонных ночей в конце года:

Прошла борьба моих страстей,
Болезнь души моей мятежной,
И призрак пламенных ночей
Неотразимый, неизбежный,
И милые тревоги милых дней,
И языка несвязный лепет,
И сердца судорожный трепет,
И смерть, и жизнь при встрече с ней…
Исчезло все! – Покой желанный
У изголовий сидит…
Но каплет кровь еще из раны,
И грудь усталая и ноет и болит!

ВОТ И ВСЁ


Сообщение отредактировал Vali - Воскресенье, 01.03.2009, 02.29.26
 
adminДата: Воскресенье, 01.03.2009, 08.14.28 | Сообщение # 184
Administrator
Группа: Администраторы
Сообщений: 567
Статус: Offline
Страничка готова. Историческая хроника
 
ValiДата: Воскресенье, 01.03.2009, 09.57.25 | Сообщение # 185
Помошник по "Православию"
Группа: Помощник
Сообщений: 368
Статус: Offline
Сергей, посмотри, может что то отсюда добавишь в Историческую хронику
* * *

Он прожил еще пять лет, и хрустальная небесная музыка любви звучала в его душе до последних дней. Его «Романс», положенный на красивейшую музыку, сейчас один из самых любимых — «Не пробуждай, не пробуждай». Это даже не романс, обращенный к «виновнице моей мучительной мечты», это песнь-молитва к самому себе, к своей душе. Умом понимая всю зыбкость и безнадежность своей страсти, он просит:
Не пробуждай, не пробуждай
Моих безумств и исступлений,
И мимолетных сновидений
Не возвращай, не возвращай!
Не повторяй мне имя той,
Которой память — мука жизни,
Как на чужбине песнь отчизны
Изгнаннику земли родной.
Не воскрешай, не воскрешай
Меня забывшие напасти,
Дай отдохнуть тревогам страсти
И ран живых не раздражай.
Но для пламенного сердца покой равносилен смерти!
Иль нет! Сорви покров долой!..
Мне легче горя своеволье,
Чем ложное холоднокровье,
Чем мой обманчивый покой.

Романс попробую выложить в файлы

Прикрепления: 7699238.jpg(29Kb)


Сообщение отредактировал Vali - Воскресенье, 01.03.2009, 09.58.42
 
den5048Дата: Среда, 18.03.2009, 12.53.06 | Сообщение # 186
Помошник по "Истории"
Группа: Проверенные
Сообщений: 229
Статус: Offline
Старейшая в россии-
В то время, когда многие золотаревцы были на фронтах гражданской войны, фабрика оказалась в крайне критическом положении. Основные районы, откуда поступало сырье, находилась в руках белогвардейцев и интервентов. Значительная часть рабочих, получив земельные наделы, занялись хлебопашеством. Некоторые из них изготавливали зажигалки, портсигары, чинили замки и т.д.. Дело усугублялось еще тем, что гупсовнархоз в связи с тяжелым финансовым положением не мог выделить средства на создание аппрата фабрикоуправления и его содержания. По этой же причине был распущен и фабричный комитет. Одновременно с организацией этого побочного кустарного промысла создали бригаду по ремонту оборудования. Такая инициатива рабочих послужила позже основой для переименования Золотаревской фабрики в фабрику Коллективное творчество. Весной 1919 года Кузнецко-Городищенское кустовое направление суконных фабрик утвердило административный штат предприятия. Первым директором был назначен рабочий Трескинской фабрики Петр Иванович Белов. а его заместителем- Гаврил Степанович Зотов. Фабричный комитет снова возглавил Александр Степанович Богомолов. В состав фабкома вошли Иван Иванович Шурунов и Сергей Маркелович никулин. И все же преодолевая трудности, горсточка энтузиастов стремилась сохранить родное предприятие. Уже в октябре 1919 года сообщалось, что на фабрике подготовлены для работы в зимних условиях мастерские, смонтированны трансмиссии, начаты работы по расконсервированию и налаживанию паравой машины. В условиях сырьевого голода данное мероприятие имело весьма важное значение. Уже во второй половине 1920 года на этом участке было занято 125 рабочих.
Весь производственный цикл по выработке искусственной шерсти организоввывали рабочие Иван Павлович Кузин и Михаил Иванович Видинеев. Настоящими умельцами зарекомендовали себя заведущий механической мастерской Павел Иванович Угаров , токарь И.Е. Мазылев, слесарь А.В. Угаров , токарь И.Е. Мазылев, кузнец И.А. Федоров, молотобоец В.Я. Паскеев. , столяры И.И. Шурунов и К.Н. Уральцев , плотник С.Я. Иванов и другие.
По мере упрочнения Советской власти совершенствовались формы и методы руководства народным хозяйством страны. В связи с этим 30 января 1922 года президиум ВСНХ утвердил положение о Пензенском суконном тресте. В него вошли 6 фабрик. На них было занято 2953 рабочих и 460 служащих. Самой крупной являлась Трекинская, где работало свыше тысячи человек. . На фабрике Коллективное творчество числилось 278 рабочих и 43 служащих.
Трескинская фабрика( ныне Сурский комбинат Красный октябрь ), Литвиновская ( ныне Сосновоборская фабрика -Творец рабочий-), Липовская - имени Калинина, Верхозимская, Большелукинская и Золотаревская- Коллективное творчество)
 
смитДата: Четверг, 19.03.2009, 10.11.21 | Сообщение # 187
свой человек
Группа: Проверенные
Сообщений: 314
Статус: Offline
Интересно,а как в то время делали искусственную шерсть? cool
 
adminДата: Четверг, 19.03.2009, 17.43.49 | Сообщение # 188
Administrator
Группа: Администраторы
Сообщений: 567
Статус: Offline
Навряд ли она вообще была. wacko
 
смитДата: Пятница, 20.03.2009, 08.08.09 | Сообщение # 189
свой человек
Группа: Проверенные
Сообщений: 314
Статус: Offline
А ден про это пишет,чуть выше wink
 
den5048Дата: Понедельник, 06.04.2009, 18.35.38 | Сообщение # 190
Помошник по "Истории"
Группа: Проверенные
Сообщений: 229
Статус: Offline
В конце марта было принято решение, в котором говорилось: Выразить через местные и центральные газеты руководителям и участникам восстановления золотаревской фабрики товарищеское спасибо, особенно главному руководителю работ С.А. Кухаркину, как заведующему техническим отделом... Премировать 60 человек, для чего выдать 120 пудоав муки. Определить размер премии от 1 до 4 -х пудов персонально. Поручить директору фабрики и фабкому распределить премию по своему усмотрению, не выходя из указанной нормы. Руководителей С.А. Кухаркина , С.Г. Ванюшина , А.И. Усова, И.Ф. Соловьева, Н.И. Белова и Н.И. Мохноножкина премировать 125 % мартовского оклада. Это было радостное и волнующее событие в жизни золотаревских текстильщиков. Они сдержали свое слово и с честью выполнили социалистические обязательства по пуску основных цехов. Созданную 26 февраля 1920 года культурно- просветительную комиссию возглавилл С.М. Никулин. Его деятельность была неразрывно связана с установлением и упрочнением Советской власти в Золотаревке. Активный организатор Красной гвардии, Сергей Маркелович занимал в те годы многие отвественные должности - был секретарем фабкома, заведующим тарифно нормировочного бюро, а затем руководил первым рабочим кооперативом.
Выдвижение С.М. Никулина на новую должность дало толчок всей культурномассовой работе.
По рекомендации правления губотдела союза текстильщиков фабричный комитет вынес решение - занять часть особняка бывшего владельца фабрики под читальню. Проживавшей в доме жене Казеева было предложено освободить занимаемые ею комнаты. Целый день ушел на то, чтобы вывезти имущество хозяйки- 8 диванов , 25 различных столов, 11 шкафов, 6 комодов, 7 сундуков из дуба, окованных железом, 5 шкафов карельской березы, табуреты из лосевых ножек, диван турецкий с накидкой из атласного репса, 4 зеркала, 2 трюмо, и прочее добро, нажитое на средство рабочих.

Добавлено (23.03.2009, 13:10)
---------------------------------------------
В одном из залов оставили рояль и картины в золоченных рамах художников И.Е. Репина и И.И. Шишкина. Новое учреждение культуры назвали Дом пролетария. =По вечерам в рабочие дни и днем в праздники- вспоминает С.М. Никулин - здесь стала собиратся молодежь. Их фабкома приносили свежие газетыи устраивали громкие читки. Просматривали и читали старые журналы ( новых не было) , пели революционные и народные песни. Библиотечное дело было поручено вести приехавшей в 1922 году по направлению губотдела союза текстильщиков бывшей работнице бибилиотеки им. Лермонтова , выпускнице московских математических курсов М.Г. Марковой. Мария Гавриловна проводила увлекательные беседы о происхождении Вселенной , о возникновении жизни на Земле, повседневно пропагандировала книгу.
Так постепенно элементы знаний делались достоянием самого широго круга рабочих, всего населения Золотаревки. Само развитие культурной жизни села поставило на повестку дня вопрос о создании клуба.

Добавлено (23.03.2009, 13:30)
---------------------------------------------
Для эих целей молодежь давно облюбовала бывший хозяйский склад . Вместительное кирпичное сооружение, пустовавшее с момента остановки фабрики, требовало внутреней реконструкции. Вне рабочее время юноши и девушки вместе со старшими товарищами очистили помещение от пыли и от грязи, побелили, из свежих сосновых тесин построили сцену, сшили занавес, В зрительном зале установили большие железные печи, повесили керосиновые лампы. Новое культурно- просветительное учреждение назвали Коммунар. где раз в месяц стали демонстрировать немые фильмы. Здесь же члены драмкружка ставили первые подготовительные пьесы.
Несмотря на огромные трудности восстановительного периода, менялись и производственно- бытовые условия. Впервые в истории фабрики открыли больницу на десять коек, сдали в эксплуатацию новую баню, построили 2-х квартирный дом. во всех цехах установили бачки с кипяченной водой и мылом, в окнах картон заменили стеклом. Рабочие стали регулярно получать заработную плату. К концу 1923 года на фабрике действовало 4 аппарата , 1200 веретен и 25 ткацких станков. Большую организаторсую работу по налаживанию производства проводили вновь назначенный директор предприятия В.И. Исаев, технический директор Н.И. Мохноножкин, механик М.В. Конеев , техник К.А. Бутяев, председатель фабкома А.В. Асавин .

Добавлено (06.04.2009, 18:35)
---------------------------------------------
ВО ГЛАВЕ КОЛЛЕКТИВА.

После окончания гражданской войны в Золотаревку стали возвращатся закаленные в сражениях, умудренные опытом, одержимые горячим стремлением строить новую жизнь демобилизованные бойцы-текстильщики. В конце августа 1922 года прибыл в родные края Д.С. Кулагин. Родился он в 1897 году в рабочей семье. его отец Семен Егорович и мать Екатерина Дмитриевна с малых лет трудились на фабрике Казеева, постоянно испытывая нужду.
Окончив в 1912 году Кулагин Д.С. с отличием местную церковно-приходскую школу, он уехал к родственникам в САМАРУ, где работал учеником, а потом продавцом обувного магазина. В мае 1916 года Д.С. Кулагина призвали в армию. После кратковременных курсов его направили телефонистом в действующие части. С октября 1918 года Д.С. Кулагин находился в рядах Красной армии в должности телефониста 177 стрелкового полка.а затем инструктора 1 военого полевого строительного полка. В 1920 году его приняли в ряды РПК(б) и назначили политруком отдела. В мае 1922 года Дмитрия Семеновича избрали отвественным секретарем партячейки 8-го отдельного военнго полевого строительства( Послужной список Д.С. Кулагина экспонируется в комнате трудовой и боевой славы фабрики.

 
ValiДата: Четверг, 16.04.2009, 08.24.45 | Сообщение # 191
Помошник по "Православию"
Группа: Помощник
Сообщений: 368
Статус: Offline
Александр Степанович Казеев (1853-1924) на свои средства организовал церковно-приходскую школу в Золотаревке. Благотворительное подвижничество братьев Казеевых были отмечены золотыми медалями "За усердие" и орденами Св. Станислава 3-ей степени и Св. Анны 2-ой и 3-ей степеней, а так же званием почетных потомственных граждан.

(Из материалов 57 научной студенческой конференции Пензенского Государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского)

 
ValiДата: Вторник, 21.04.2009, 19.25.03 | Сообщение # 192
Помошник по "Православию"
Группа: Помощник
Сообщений: 368
Статус: Offline
ПОЗДНЯЯ ЛЮБОВЬ Дениса Давыдова

Бекетовка.
Судьбы счастливый миг
Или печальный рок. Не знаю.
Не ведаю, не мне решать,
Чем был он в жизни партизана,
Поэта, генерала,
Но что она сыграла роль,
В которой море чувств,
То право! Нельзя не описать
Историю любви известного гусара.

"Я каюсь! Я гусар давно, всегда гусар,
И с проседью усов - всё раб младой привычки,
Люблю разгульный шум, умов, речей пожар
И громогласные шампанского оттычки".
- - -
Друг старый по стезе военной,
По тропам партизанским, по лесам,
По стычкам, по шампанскому, боям
Соседом с Верхней Мазой оказался.

Он пригласил Давыдова к себе,
Пожить в гостях,
В беседах вспомнить всё привольно,
Как партизанили они,
Как было там им воевать раздольно.

Давыдов.
С охотою большою дал согласье.
Он в это время занимался
Записками о той поре
И потому вдвойне
Увидеться с приятелем собрался.

Да и других причин к тому,
Было немало.
Осенняя пора. Нет для Давыдова
Разнообразий.

"Жена, полдюжины детей, охота, проза,
На завтрак подают мне
Жирных осетров и стерлядей", -
Писал в Москву Толстому он с оказией.

Такая обстановка угнетала
И чтоб развеяться, размяться
Давыдов наказал подать коней
И отложив записки в стол
Решил промчаться,
Чтоб встретиться с друзьями
Партизанских дней.

На святочной неделе он,
Заснеженный, веселый,
Промчался двести верст,
Как молодой,
Пред ним открылись новые просторы
И края, родины, где воля и покой.

Приехал. Радужная встреча.
Беседы полные огня.
Воспоминанья, шутки,
Много смеха, бокалы полные вина.

Восторги, как шампанское, как искры,
Поэт стихи читал когда,
И речи полные веселья,
Не иссякали до утра.

Но не вино Давыдова пьянило,
Переполняя сердце у него
Здесь, у Бекетова гостила
Племянница его.

Евгения Золотарева .
Она приехала сюда из Пензы, где жила
У Спицыной, своей сестры замужней.
Что тут сказать? Наверное, судьба!

Евгения , красавица младая.
Ей двадцать два. Всего.
Начитана и музыкальна, мечтательна,
Легка, как в ясном небе облака.

"В тебе, в тебе одной природа не искусство,
Ум обольстительный с душевной простотой,
Веселость резвая с мечтательной душой,
И в каждом слове мысль, и в каждом взоре чувство".

Она вся лучезарная, как солнца свет.
И светится необычайным светом.
Так притягательно оно,
Как будто небо распахнуло
Для солнца, для её лучей окно
И им всю землю осветило.

А он стоит под этим светом,
Облит потоками его,
Всё проникающим.
И сердце. Почти уже и не его.

Глаза, как вишни темные блестят.
Восточной негою они полны
И покоряют всё вокруг
К себе пленительно влекут.

Давыдов в Пензе, на балу.
Глядит, как в вальсе она кружит,
И строки сами за собой
Ложатся в стих. О ней он тужит.

"Кипит поток в дубраве шумной
И мчится скачущей волной,
И катит в ярости безумной
Песок и камень вековой.
Но покорен красой невольно,
Колышет ласково поток
Слетевший с берега на волны
Весенний, розовый листок".

Он чувства в них свои изобразил.
И передал ЕЁ видение.
Виновницу его тоски, его любовь,
Его мечты, поэта вдохновение.

Давыдов другу признается,
Что в своем возрасте смешон,
Лишь потому, что он, Давыдов,
Внезапно до смерти влюблен.

Как море воет, как море стонет,
Волной высокой поглощен,
Его челнок в том море тонет.
Так он в Евгению влюблен.

" Я вас люблю так, как любить вас должно:
Наперекор судьбы и сплетней городских,
Наперекор, быть может, вас самих,
Томящих жизнь мою жестоко и безбожно.
Я вас люблю не оттого, что вы
Прекрасней всех, что стан ваш негой дышит,
Уста роскошествуют, и взор Востоком пышет.
Что вы - поэзия от ног до головы!
Я вас люблю без страха, опасенья
Ни неба, ни земли, ни Пензы, ни Москвы,-
Я мог бы вас любить глухим, лишенным зренья...
Я вас люблю затем, что это - вы!..."

Переборов себя, Давыдов
В свое именье прискакал,
И там засел писать
Воспоминания о встрече
С любовью той, которую искал.

И признается Пушкину, как другу,
Что вновь в нем поэтический запал
Вновь запылал
И что рассудок вместе с чувством
По струнам сердца заиграл.

Золотарева - вот источник.
Она открыла вновь родник
Поэзии безумства, её крик,
Как мир хорош, как он велик.

Берёг свои он чувства и признанья
В открывшейся любви.
Давыдов не хотел, чтобы о них узнали
Читатели журналов, книг из той волны.

Берег семью, жену от светских нареканий,
От колкостей и эпиграмм,
Что хмель от юности гусарской
В нем не прошел, что весь он там.

Но сердцу не прикажешь, нет!
И вот поэт вновь мчится в Пензу
И признается той, в которую влюблен,
Что любит её он и ждет с надеждою ответа.

Она призналась, что давно
И влюблена в него и что
Он покорил её собой,
Своей гусарской красотой,
Открытым взглядом жгучих глаз,
Стихами, что читал подчас.

"Я не ропщу. Я вознесен судьбою
Превыше всех! - Я счастлив, я любим!
Приветливость даруется тобою
Соперникам моим...

Но теплота души, но всё, что так люблю я
С тобой наедине...
Но девственность живого поцелуя...
Не им, а мне!"

Не долго счастье двух влюбленных длилось.
Встречаться в Пензе запретила им
Сестра Евгении . Денис
Был вынужден любовь свою покинуть
В Москву вернуться,
Но гусар не скис.

Он письма шлет.
Слова в них теплые, живые.
И книги посылает ей
Дюма и Пушкин.
Авторы такие,
Какие девушке других милей.

Последняя поездка в Пензу.
Прощальная была она.
Золотарева замуж выходила
Денис прислал ей два стиха.

"Жестокий друг, за что мученье?
Зачем приманка милых слов?
Зачем в глазах твоих любовь,
А в сердце гнев и нетерпенье?
Но будь покойна только ты,
А я, на горе обреченный,
Я оставляю все мечты
Моей души разворожённой..."

"Исчезло всё! - Покой желанный
У изголовия сидит...
Но каплет кровь еще на раны,
И грудь усталая и ноет и болит!"

Конец любви не драматичен.
Родник иссяк. Поэт устал.
Замолкли струны у гусара
И сабля в ножнах, как никак.
Болезнь Давыдова свалила
По возрасту за пятьдесят.

Борис Кочетков 30.01.2009 г.

 
ValiДата: Вторник, 21.04.2009, 20.12.28 | Сообщение # 193
Помошник по "Православию"
Группа: Помощник
Сообщений: 368
Статус: Offline
Памятник Денису Давыдову

Жизни баловень счастливый,
Два венка ты заслужил;
Знать, Суворов справедливо
Грудь тебе перекрестил!
Не ошибся он в дитяти:
Вырос ты — и полетел,
Полон всякой благодати,
Под знамена русской рати,
Горд, и радостен, и смел.
Такими словами обратился известный поэт Николай Языков к своему лучшему другу Денису Давыдову, автору «вдохновенных чудом красоты и прелести» стихов, гусару-партизану, участнику восьми войн, в том числе и войны 1812 года, адъютанту П.И. Багратиона и известному военному мемуаристу. За мужество и героизм, проявленные на полях сражений, Денис Васильевич Давыдов был удостоен многих наград: алмазных подвесок к ордену святой Анны 2-й степени; орденов святой Анны 1-ой степени, святого Владимира 2-ой степени, святого Георгия 4-ой степени; золотой сабли с надписью: «За храбрость» и прусского ордена «За заслуги». Его портрет работы английского художника Джорджа Доу находится в галерее военной славы в Эрмитаже.
После выхода в отставку Денис Давыдов поселился в имении своей
жены — в селе Верхняя Маза Симбирской губернии (ныне Ульяновской области). Там он занимался хозяйством, построил винокуренный завод, охотился, будучи человеком женатым, имел десять детей, влюблялся в юных очаровательных соседок, писал лирические стихи и красочную военную прозу. Наездами бывал у своих друзей в Москве, Петербурге, Сызрани, Симбирске и Пензе. Последняя особенно ему полюбилась. «Моя вдохновительница», — так называл ее поэт в письме к Н.М. Языкову. Неподалеку от Пензы находилась усадьба Бекетовка, где в гостях у своего соратника по партизанскому движению Дмитрия Бекетова бывал Денис Давыдов. Именно на пензенской земле Денис Давыдов испытал на себе справедливость слов, ставших впоследствии афоризмом: «Любви все возрасты покорны…» Здесь он впервые встретился с племянницей Дмитрия — красавицей Евгенией Золотаревой — дочерью владельца суконной фабрики, и с обычной пылкостью и необычайной нежностью влюбился в нее. Ей он посвятил целый цикл лирических стихов («Вальс», «Речка», «Я люблю тебя, без ума люблю», «Романс»).
В своих воспоминаниях он писал: «Смешно сказать, но любовь и войны так разделили наравно прошедшее мною поприще, что и поныне я ничем не проверяю хронологию моей жизни, как соотнесением эпох службы с эпохами любовных чувствований».
В Пензе Давыдов бывал несколько раз: в 1828 году и с 1832 по 1836 годы. Неизвестно, где и у кого проживал поэт, но его часто видели в здании Дворянского Собрания на улице Троицкой (ныне улице Кирова). Когда-то к парадному крыльцу этого дома бойко подъезжали дворянские экипажи, из которых спешно выпархивали молоденькие барышни, с достоинством выходили сановники и сам губернатор. Сюда же «не юношей, но зрелым мужем» на балы приезжал и Денис Давыдов.
Как звонко отзывались шпоры гусар, поднимавшихся по маршам парадных лестниц, и как легко скользили бальные туфельки местных красавиц, и среди них появлялась та, при виде которой громче стучало закаленное в боях сердце Дениса Давыдова.
Работа над памятником Денису Давыдову заняла у мастера год. Много времени ушло на сбор материалов о легендарном герое. Скульптор, чтобы лучше понять характер Дениса Давыдова, прочитал почти все его произведения, изучил имеющиеся литографии, гравюры, портреты и рисунки.
Кроме Пензы памятники поэту-партизану есть лишь в Москве в Новодевичьем монастыре на могиле Дениса Давыдова (скульптор Е.А. Рудаков), в селе Верхняя Маза Радищенского района Ульяновской области (скульптор Р.А. Айрапетян), во Владивостоке на аллее Славы (скульптор Б.П. Волков).
Памятник, установленный в Пензе, был высоко оценен правнуком Дениса Давыдова — Львом Денисовичем Давыдовым. Так в послании В.Г. Курдову он сообщает: «… выполненный Вами его бюст очень меня обрадовал правдивостью изображения и общей композицией. Он не идет ни в какое сравнение с бюстом, выполненным скульптором Айрапетяном, где он (Давыдов) совершенно не похож на себя… Приношу Вам от имени оставшихся (в живых) правнуков Д.В. Давыдова большую благодарность за прекрасную работу в его изображении именно соответствующую его возрасту, в котором он часто бывал в Пензе».
Посмотрите, как автор передаёт характер Дениса Давыдова. Он не уходит от реального образа, не приукрашивает его внешность, а объединяет все то лучшее, что присуще храброму гусару — партизану, генерал-лейтенанту, герою Отечественной войны 1812 года и автору великолепных стихов. Мужественное выражение лица, непокорная волна волос. Скульптор представил своего героя не в военной гусарской форме, а в романтическом одеянии в соответствии с тогдашним положением поэта. Единственная деталь одежды — воротник — является приметой эпохи, в которой жил Д. Давыдов. Давыдов изображен таким, каким характеризовал его В.Г. Белинский: «…он был поэт в душе, для него жизнь была поэзией, а поэзия жизнью».
В сквере на улице Кирова бюст простоял пятнадцать лет.
Но в 1999 году земля, на которой был воздвигнут памятник, была возвращена Пензенской Епархии, и «баловень судьбы, любимец женщин», как он себя называл, очутился на территории женского Троицкого монастыря. Так бюст Давыдову оказался за высокой кирпичной оградой. И только спустя три года памятник перенесли сюда, на улицу Московскую.
В нашу жизнь Д.В. Давыдов вошел не только как воин, но и как писатель. Мы видим в его жизни, поэзии и прозе все человеческое, слишком человеческое, вплоть до неизбежных, понятных и в чем-то симпатичных слабостей. Вот почему с такой большой любовью отзывались о нем его друзья: «Анакреоном под доломаном» назвал его П.А. Вяземский, «буйной и умной головой» — А.С. Грибоедов, «питомцем муз, питомцем боя» — Е.В. Баратынский, «певцом лихим и сладкогласным меча, фиала и любви» — Н.М. Языков. Через всю жизнь пронес восторженное увлечение «Денисом-храбрецом» А.С. Пушкин. Они посвящали ему свои стихи. С Давыдовым встречался и наш прославленный земляк, поэт М.Ю. Лермонтов. Встреча произошла в доме участника Отечественной войны 1812 года Афанасия Алексеевича Столыпина, друга Дениса Давыдова и близкого родственника Михаила Лермонтова.
Вглядитесь, перед вами Давыдов, которого любили, которым восхищались и гордились его современники и перед которым, я уверена, преклоняемся и мы, его далекие потомки.

Зарубина Ольга, 10Б класс лингвистической гимназии № 6 г. Пензы
Научный руководитель: Викторова В.И., учитель английского языка

 
den5048Дата: Вторник, 30.06.2009, 22.51.37 | Сообщение # 194
Помошник по "Истории"
Группа: Проверенные
Сообщений: 229
Статус: Offline
Молодежь принимала активное участие в загатовке топлива, вела борьбу с самогоноварением, помогала отрядам частей особого назначения громить бандитов, скрывавшихся в присурский лесах, выезжала вместе с продотрядами добывать хлеб, картофель для рабочих фабрики. Пожалуй , не было тех вопросов, которые бы не касались молодого поколения текстильщиков. Изо дня в день крепла связь комсомольской ячейки со школой. Юноши и девушки помогали в ремонте здания, изготовления наглядных пособий, вместе с учениками сарший классов совершали походы по окрестным лесам, собирали ягоды , грибы , которые шли на общественное питание. В ноябре 1923 года комсомольская ячейка создала в школе первый пионерский отряд. Его вожатым стала работница фабрики, комсомолка М.Е. Крашенинникова.
в декабре 1922 года на фабрике организовали так называемое делегатское собрание женщин, которое всячески содействовало их духовному росту, вовлечению в управление производством. Красные делегатки первыми выходили на коммунистические субботники и воскресники, первыми осваивали новую технику, первыми начали работать по новым , повышенным заданиям, введенным тарифно нормировочным бюро. Они строго следили за соблюдением производственной дисциплины, старались, чтоы все женщины показывали пример в труде.
 
смитДата: Среда, 01.07.2009, 11.44.51 | Сообщение # 195
свой человек
Группа: Проверенные
Сообщений: 314
Статус: Offline
Продотряды отнимали хлеб,картоф и др. у таких-же бедняков,а кто гундел,тех в Сибирь-матушку на века вечные cool Сами бандиты cool
 
den5048Дата: Четверг, 05.11.2009, 19.44.48 | Сообщение # 196
Помошник по "Истории"
Группа: Проверенные
Сообщений: 229
Статус: Offline
Многим семям была оказана помощь в приобретении для детей школьного возраста обуви и одежды. В школе организовали горячие завтраки. За счет средств фабрики изготовили парты на 45 мест, отдали в переплет для восстановления учебники. В результате уже в 1923-1924 учебном году число учащихся увеличилось почти в два раза и достигло 225 человек. Впервые дети рабочих получили реальную возможность получать прочные знания.
Наряду с укреплением общеобразовательной школы открывались вечерние классы для взрослых. С 17 февраля 1923 года на фабрике вместе с курсами ликбеза начала функционировать школа политической грамоты. Занятия с рабочими от станка проводили А.И. Арсеньева, М.Г. Маркова, Е.В. Рассказова, Н.И. Абрамова, Н.Е. Горбунова. Они же регулярно выступали с лекциями в клубе и в цехах предприятия. Следует сказать, что и вечернии курсы взрослых, ишкола ликвидации неграмотности полностью находились в ведении культкомиссии, возглавляемой секретарем Д.С. Кулагиным. На средства фабрики фактически содержалась и школа первой ступени.
Партийная , комсомольская, ячейки, профсоюзная организация и женсовет уделяли большое внимание эстетическому воспитанию населения. Участвовать в спектаклях и концерте в то время, - указывает в соих воспоминаниях С.М. Никулин, - было большой почестью. Перед началом каждой постановки на сцену выходил любительский хор, который исполнял пролетарский гимн( Интернационал) .Зрители слушали стоя.
Конечно - подчеркивал Сергей Маркелович, - у любителей сценического искусства не было в то время ни специальных знаний , ни опыта, но было много энтузиазма, душевного подьема, желания возмо лучше исполнить свою роль. К тому же , невзыскательный и доброжелательный золотаревский зритель и эти спектали- скромные ростки художественного творчества- принимал с восторгом.

Добавлено (26.07.2009, 14.07.09)
---------------------------------------------
В котороткое время удалось выявить ряд блестящих самодеятельных талантов. Постановкой спекталей руководил член культкомиссии фельдшер Алексей Иванович Андреев, который не смотря, на перклонный возраст, весь отдавался делу просвещения масс. Таким же страстным поклоником художественной самодеятельностью являлся Иван Яковлевич Солдатов. Большие заслуги в развитии народного творчества имели хормейстеры С.И. Пагнаев и А,Ф. Богомолов , руководители музыкальных струнных кружков И.И. Асташев и П,Т. Акимов. С каждым годом художественная самодеятельность получала все большее развитие. , а клуб Комунар стал истиным очагом культуры, центром пропаганды политических и научных знаний. В июне 1923 года по предложению секретаря партячейки Д.С. Кулагина один спектакаль было решено в пользу беспризорных детей,а второй в помощь Воздушному красному флоту.

Добавлено (26.07.2009, 14.52.06)
---------------------------------------------
Работа партийной и комсомольской ячеек, фабричного комитета и золотаревского сельского Совета в значительной степени способствовала поднятию политической активности рабочих фабрики, жителей сел. Об этом , в частности , свидетельствует резолюция, принятая 17 марта 1923 года текстильщиками. В ней указывалось- Мы женщины , работницы суконной фабрики Коллективное творчество, заслушав доклад о международном и внутреннем положении совреспублики, постановили- всеми силами добиватся скорейшего поднятия нашей промышленности на должную высоту, тем самым показать буржуазному миру, что мы с каждым днем крепнем, и в случае наступления против пролитариата Россиимы, как один человек, будем оказывать помощь своим мужьям и сыновьям, если не на военном фронте, то личными усилиями в производстве. Председатель собрания Пугачева. Секретарь орисова. В октябре 1923 года ячейка насчитывала в своих рядах уже 11 человек. В нее входили секретарь партячейки Д.С. Кулагин , председатель фабкома С.И. Томов , директор фабрики Исаев, конторщик П.Я. Самсонов, рабочие А.К. Некрасов, А. Зорин, М. Туркин, А. Тараскин, А. Никитин, С. Шутов , Т. Шаролапов. Коммунисты были закреплены за основными цехами и участками. Постепенно набирали силу прядильное, ткацкое т отделочное производства. Замечаельными трудовыми победами встретили текстильщики новый, 1924 На состоявшемся митинге было доложено о том, что за прошедший год коллктив предприятия дал народному хозяйству свыше ста тысяч метров сукон. Все радовались достигнутыми результатами. Когда в цехах закончились собрания и рабочие расходились по домам , в Золотареву поступила скорбная телефонограмма, сообщавщая о кончине В.И. Ленина. Поселок облекся в глубокий траур , 27 января длительный гудок возвестил о похоронах вождя. Спустя неделю после похорон В. И. Ленина , в Золотаревку поступила газета Правда от 1 февраля 1924 года с сообщением о состоявшемя пленуме ЦК РКП, который принял резолюцию по вопросу о вербовке в партию. Всеобщим возбуждением, энтузиастом наполнились дни Ленинского призыва в партию . 10 февраля состоялось общее собрание рабчих и служащих фабрики Коллетивное творчество.. Обсуждался вопрос - Наши задачи после смертитоварища Ленина. В поаменных речах коммунисты Д.С. Кулагин и С.И. Томов призвали пополнить ряды РКП за счет наиболее достойной части рабочих.
Затем были перечислены фамилии вступающих: Солдатов Яков Михайлович, Шурунов Василий Аристархович, Коровин Михаил Федорович, Юдин Василий Митрофанович, Жестков Матвей Андреевич, Иванов Дмитрий Иванович, Бараев Тимофей Михайлович, Трусов Иван Алексеевич, Докин Николай Иванович, Минаев Федор Григорьевич, Слепов Григорий Иванович, Павлуткин Василий Петрович, Капустин Алексей Афанасьевич, Горохова Ксения Маркова, Санин Николай Андреевич, Пугачева Анна Михайловна, Прокусова Екатерина Александровна, Сутягин Иван Иванович, Солдатов Василий Яковлевич, Ермошкин Александ Михайлович, Громилин Петр Иванович, Шурунов Аристарх Васильевич, Карпухин сергей Семенович, Симагин Егор Андреевич, Шурунов Иван иВАНОВИЧ, ИВАНОВ СТЕПАН ЯКОВЛЕВИЧ.
По итогам голосования все товарищи были приняты кандидатами в члены партии. Так рабочие фабрики откликнулись на призыв партии сплотится вокруг Центрального комитетта во имя торжества социализма.

Добавлено (26.07.2009, 14.55.42)
---------------------------------------------
Для заметки
В.И. Исаев - один из первых коммунистов, директор фабрики
С.Ф. Шутов- начальник пожарной команды , член РКП.
С.Я. Иванов- плотник коммунист Ленинского призыва
Д.А. Кучугин - слесарь, один из первых комсомольцев фабрики.

Добавлено (27.07.2009, 00.38.28)
---------------------------------------------
по примеру старших товарищей еще теснее сплотила свои ряды и молодежь. В дни Ленинского призыва многие лучшие активисты фабрики и села подали заявление о приеме их в ряды РКСМ. Среди них были А.М. Решетова, С.Г. Князева, Л,В. Кривова, Н.Г. Маркина , А.А. Гарина, А.Н. Видинеева, К.И. Бодряшева, В.М. Коровин, В.В. Комков, Ф.С. Зорин, С.Г. Куликовский , А.Е. Фролов, С.М. Семенов, Н.М. Трубин, И.М. Никулин, В.Ф. Финогеев, И.И. Мизеровский, Д.П. Малашкин, В.А. Симагин, Г.С. Аккуратнов, Н.Н. Трофимов, Л.А. Цыплев, Я.Г. Маркин, С.П. Венедиктов, И.М. Патанин, Г.П. Григорьев, С.П. Токарев, П.С. П.С. Илюхин, А.С. Шибаршин, М.С. Горохов, В.П. Видинеев , К.И. Коннов, Ф.Н. Никитин, Г.И. Чембаков, П.Ф. Юдин, И.Е. Рыбаков.
Судя по отчетам за первый квартал 1924 года, комсомольская организация фабрики Коллективное творчество стала самой крупной в Городищенском уезде. Значительной здесь была и партийная прослойка. Умело направляли и воспитывали молодежь члены и кандидаты в члены РКП(б) А.П. Баталин, П.А. Царьков, ответственная за работу среди девушек В.С. Першина, представитель в сельском Совете А.И. Кумарин. В 1926 году , когда во главе партийной ячейки стоял Александр Дмитриевич Крашенинников, на фабрике стал функционировать большой комсомольский агитационный пропагандисткий коллектив., состоящий из 25 человек. В него входили член ВКП(б) Иван Бычков, кандитаты в члены партии Дмитрий Мизонов, Варвара Першина, Иван Данишкин, Мария Юдина, комсомольцы Павел Силкин, Степан Шурунов, Александр Тураев, Константин Невзоров, братья Степан и Алексей Венедиктов и другие. Задача активистов состояла в том, чтобы разьяснять населению внешнюю и внутреннюю политику партиии, пропагандировать успехи молодого социалистического государства, мобилизовывать производственный коллектив на решение задач сверх планового выпуска продукции.

Добавлено (28.07.2009, 00.01.29)
---------------------------------------------
Для заметки( Заметные личности)
И.П. Власов -страшейший ткач, участник восстановления фабрики, на которой проработал с 1891 до 1955 года.
Л.С.Ломакова-Холодова)-дочь фабричного плотника, героиня гражданской войны.
Н.З. Бондарев- рабочий фабрики, участник штурма перекопа.
П.И. Белов - бывший рабочий стал первым директором фабрики.
А.В. Угаров - Слесарь, активный участник восстановления фабрики.
Д.С. Кулагин- участник гражданской войны, организатор фабричной партийной ячейки.
Е.Д.Кулагин-старейшая работница фабрики, была красной делегаткой.
С.Е. Кулагин-участник установления Советской власти в Золотаревке.
В.И. Исаев -один из первых коммунистов , директор фабрики.
С.Ф.Шутов-начальник пожарной команды, член РКП(б)
С.Я. Иванов-плотник, коммунист Ленинского призыва.
Д.А. Кучугин - слеарь , один из первых комсомольцев фабрики.
А.Д. Крашенинников-секретарь партийной ячейки
М.Е.Крашенинникова-прядильница, первая пионервожатая в Золотаревке.

Также имеются много фотографий вышеуказанных лиц и многие другие разные фото в книге.

Добавлено (04.11.2009, 11.51.06)
---------------------------------------------
Уже в середине 1928 года был проведен капитальный ремонт главного корпуса, в котором заменили потолки, крышу, укрепили фундамент, оконный и дверные проемы. Одновременно с главным корпусом реконструировали котельную и паросиловое хозяйство. С целью повышения производительности труда все агрегаты и станки перевели на повышенные скорости. Словом, огромная работа, проведенная в период восстановления и развития фабрики, позволяла постоянно повышать эффективность оборудования . Так, производство тканей в расчете на один станок в течение смены(8часов) составляло: в 1924 году-14,2 метра, в 1925 году -15.8, в 1926 году - 16.9, в 1927 году -19,3 и в 1928 году -19.9 метра.
В конце 1928 года фабрика впервые за свою историю вместо серошинельных стала выпускать гражданские сукна. Освоение этого ассортимента привело к значительному снижению производительности труда. Однако коллектив предприятия с честью справился с новым заданием и выполнил в целом годовой план на 100, 6 процента. Народному хозяйству страны было дано свыше трех сот тысяч метров ткани, или значительно больше. чем в1913 году. Причем чистая прибыль составила 38 тысяч рублей. Весь пафос социалистического строительства как бы ускорял бег времени. Все вдохновеннее становился труд, хорошела фабрика, хорошело село. Расширились его окраины и близлежащих деревень Куриловки, Боголюбовки. и образовав по сути дела единое селение. В этих административных границах и был образован в 1928 году один из первых рабочих поселков области Золотаревка
ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ(ИДТИ ДАЛЬШЕ, ДОБИВАТСЯ БОЛЬШОГО).

Добавлено (04.11.2009, 12.30.47)
---------------------------------------------
Глава 3.
Социалистическая система хозяйствования впервые же годы показала свои преимущества. Если в 1880 году казеевская фабрика произвела 296 тысяч метров сукна и до самой революции не смогла превзойти этот показатель, то труженики Золотаревки, взяв предприятие в свои руки, начав практически с нуля, смогли решить данную задачу в течении шести лет. Воодушевленные историческими предначертаниями партии, золотаревские текстильщики поставили перед собой цель: за счет обновления оборудования и совершенствования технологических процессов увеличить в течение 1929 и 1933 годов выпуск тканей почти на 75 процентов. Таких темпов роста производства фабрика еще не знала. В целях оказания практической помощи цеховым партоорганизацим за ведущими производствами были закреплены члены общефабричного бюро: за ткацким цехом - секретарь партбюро Я.Ф. Бухарев, за аппаратным - А,С. Шибаршин, за прядильными- И.М. Савельев, за аппретурным- С.М. Жиляев, за паросиловым хозяйством- И.М. Юранов, за механической мастерской -Н.М, Трубин
Они умело направляли всю массово политическую иорганизационную работу в коллективах, ежедневно подводили итоги выполнения сменых заданий, отражали достигнутые результаты на досках показателей ив стенной печати. Образцы в труде показывали ветераны фабрики И.П. Власов, Т.К. Макарев, И.И. Слесарев, О.М. Коробов, Д.М. Зорин, М.И. Видинеев, Наталья Цепаева, Ольга Шутова, ИВАН Федоров и многие другие. Следует отметить, что в целом по развитию социалистического соревнования и ударничества фабрика Коллективное Творчество занимала ведущее место в крае. В 1930 году здесь, как и на фабрике Красный Октябрь был создан, особой штаб по Всесоюзному смотру текстильных предприятий. В период Всесоюзного смотра во многих цехах модернизировали оборудование, повысили скорость чесальных аппратов и ткацких станков, укрепили энергитическую базу, приготовительный отдел. Все это позволило перейти на трехсменную с 7 часовым рабочим днем и тем самым повысить эффективность использования производственных мощностей предприятия. Повседневную заботу партийная ячейка проявляла о культурном ростепоселка. Благодаря большой помощи фабрики здесь открылась школа семилетка, где в 1931 году занималось свыше 360 учащихся. В школе была создана комсомольская организация. Их девяти педагогов трое- М.Г. Маркова, Н.А, Макаровский, Г.К.Таякин- имели высшее образование. В 1932 году в поселке сдали в эксплуатацию новое помещение, предназначенное для детских яслей. Расширилось и жилищное строительство, благоустраивались улицы.

Добавлено (05.11.2009, 19.44.48)
---------------------------------------------
Уважаемый Сергей (Admin) У меня вопрос, продолжать ли мне печатать историю Старейшая в России?

 
adminДата: Четверг, 05.11.2009, 20.31.55 | Сообщение # 197
Administrator
Группа: Администраторы
Сообщений: 567
Статус: Offline
Конечно, КОНЕЧНО ДА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! happy biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin
 
veber_marinaДата: Вторник, 27.04.2010, 22.20.08 | Сообщение # 198
Поселенец
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Статус: Offline
Здравствуйте.Помогите узнать о роде купцов Казеевых.Что известно о их родственниках.близких.Кто-то остался в поселке.Что известно о судьбе их семьи.Что стало с имением,с женой Казеева,с ним самим,с фабрикой.Где их могила.Как звали детей купца.очень,все интересно.Прошу откликнуться. С уважением Марина. Я живу в Карелии .Мой отец-Казеев.Его дед был купцом и имел фабрику.Папа скрывал свое происхождение.Хочу узнать о своих предках.До свидания.

Сообщение отредактировал veber_marina - Вторник, 27.04.2010, 22.24.36
 
den5048Дата: Понедельник, 27.09.2010, 12.45.15 | Сообщение # 199
Помошник по "Истории"
Группа: Проверенные
Сообщений: 229
Статус: Offline
продолжение истории

Добавлено (27.09.2010, 12.29.47)
---------------------------------------------
Для повышения роли поселкового Совета в проведении политики партии на местах при нем была создана партячейка. В нее вошли коммунисты фабрики П.С. Илюхин. Т.С. Абрамов, С.В. Портнов и кандидат в члены ВКП(б) Д.А. Кучугин.
Наряду с решением производственных вопросов партийная ячейка, выполняя постановления XV съезда БКП(б) , активно участвовала в коллективизации сельского хозяйства. Из числа коммунистов и передовых рабочих в 1929 по 1931 годах было создано 17 бригад, которые постоянно выезжали в близлежащие села и деревни, где организовывали первые колхозы. Сразу же после создания колхоза Красная Сура в селе Боголюбовке труженики фабрики взяли над ним шевство. Они отремонтировали сельскохозяйственные машины, конный транспорт. В июле 1932 года партбюро специально обсудило вопрос( Вопрос об оказании помощи в уборке урожая колхозу красная сура.) И хотя здесь на молотьбе было занято 150 рабочих фабрики, в принятом постановлении было записано: провести вновь воскресник силами коммунистов и комсомольцев.
Таким образом, начало 30-х годов было ознаменовано небывалым созиданием. Рабочий коллектив фабрики во главе ударников, ИТР и старых производственников, говорилось в рапорте кустовой профсоюзной конференции- под руководством партийной организации, проводя метод социалистического соревнования и ударничества, добился колоссальных успехов в деле выполнения первого пятилетнего плана. За это время выпуск тканей увеличился с 300 тысяч до 533 тысяч метров в год. Значительно возросли и другие технико-экономические показатели.

Добавлено (27.09.2010, 12.45.15)
---------------------------------------------
Успешное развитие фабрики окрылило рабочих. Подсчитав свои возможности, они решили во второй пятилетки добиться новых трудовых достижений и в течении 1933-1937 годов значительно расширить производство товаров народного потребления. По инициативе рабочих было заключено 4 цеховых, 2 сменно цеховых, 27 бригадных и 52 индивидуальные договора на соревнование. На трудовую вахту в честь форума коммунистов встали ветераны производства. Из них 117 товарищей носили почетное звание ударников пятилетки. В авангарде соревнования среди коллектива ткацкого цеха шли старейшие рабочие фабрики коммунисты О. Шутова и И.Федоров. В это время прекрасными успехами в труде отметил свое шестидесятилетие мастер приготовительного цеха М.И. Видинеев. Постоянно перевыполнял сменные задания аппаратчик А. Матюнин. За достигнутые показатели в труде заносились на доску почета Г.И. Слепов и П.Н. Антонов. За качественное проведение ремонта оборудования денежными премиями были награждены Ф.И. Пильщиков, Шишков, Денисов. в 1934 году партком и фабком учредили преходящее красное знамя, которое вручалось коллективу цеха, добившемуся наивысших показателей в социалистическом соревновании.

 
adminДата: Понедельник, 27.09.2010, 21.11.34 | Сообщение # 200
Administrator
Группа: Администраторы
Сообщений: 567
Статус: Offline
ну наконец то, я то подумал, что ты нас покинул.... cool
 
den5048Дата: Вторник, 28.09.2010, 01.06.39 | Сообщение # 201
Помошник по "Истории"
Группа: Проверенные
Сообщений: 229
Статус: Offline
Ни как нет!!!

Добавлено (28.09.2010, 01.06.39)
---------------------------------------------
Большую работу партком проявлял об идейно-теоретической закалке коммунистов. На фабрике функционировала радиопартаудитория на двадцать наушников, продолжались занятия в кандидатской школе, где молодые коммунисты изучали устав ВКП(б), вопросы текущей политики, приобретали навыки проведения бесед. Коммунисты Юранов, Иевлев, Кучугин, Трофимов, Потванов, и Силкин заканчивали обучение в заочной партшколе. Партком и цеховые парторганизации проводили систематическую работу, по отбору лучших производственников в ряды ВКП(б). Например, в 1932 году коммунисты Ф.И. Пильщиков и А.Н. Минеев рекомендовали кандидатом в члены партии кочегара И.М. Юранова, Ф.Н. Никитин, - как =активного комсомола= Бориса Силкина. Важным событием в жизни предприятия явился выход 23 августа 1934 года первого номера многотиражной газеты Красный текстильщик- органа парткома, фабкома и поселкового совета. Ее редактором был утвержден Т.Ф. Суренков. Она просуществовала до 1936 года.

 
смитДата: Вторник, 28.09.2010, 13.13.34 | Сообщение # 202
свой человек
Группа: Проверенные
Сообщений: 314
Статус: Offline
Силкин?...знакомая фамилия.... cool
 
den5048Дата: Воскресенье, 27.02.2011, 14.14.54 | Сообщение # 203
Помошник по "Истории"
Группа: Проверенные
Сообщений: 229
Статус: Offline
газета Красный текстильщик сообщала- С нашей фабрики поехали на данную конференцию одиннадцать отличников ударников, которые выполнили свою программу за 8 месяцев
Потанин Николай- член партии, мастер сукновального отдела, член инженерно-технических работников, выполнил программу на 103,9 процента.
Ключников С.- сукновал, беспартийный, выполнил программу на 129.7 процента
Бодряшова Марфа- работница на волчке, беспартийная, выполнила программу на 107.6 процентов
Зотов Федор- секретчик, состоит в группе сочувствующих, выполнил программу на 110 процентов.
Ратникова Анастасия- ткачиха, беспартийная, выполнила программу на 110 процентов.
Аккуратнова Евдокия - ткачиха, состоит в группе сочувствующих, выполнила программу на 105 процентов.
Власов Григорий- рабочий подготовительного отдела, беспартийный, выполнил программу на 105.3 процента .
Видинеев Иван- токарь, член ВКП(б) выполнил программу на 100 процентов.
Потанин Тимофеей- сукновал, беспартийный, выполнил программу на 121 процент.
Эти товарищи на данной конференции расскажут о своей работе и одновременно возьмут все лучшее от товарищей с других предприятий и перенесут их опыт на нашу фабрику.

Добавлено (27.02.2011, 14.14.54)
---------------------------------------------
Волна трудового энтузиазма , вызванная успехами на фронтах социалистического строительства , охватила страну в середине 30-х. В гуще народных масс родилась замечательная по своей форме и содержанию трудовая инициатива- стахановское движение. Оно являло собой новый этап социалистического соревнования и с невиданной быстротой распространялась по всем отраслям народного хозяйства. поход новаторов за лучшее использование техники и непрерывное совершенствование производства труда был широко поддержан на фабрике Коллективное творчество. Инициатором стахановского движения явился бригадир мотального движения Ольга Левина., перешедшая 10 ноября 1935 года с 6 на 7 веретен.а потом и на 8. Прядильщица Анна Борисовна стала обслуживать вместо трех четыре машины. Их примеру последовали крестомоталки Мария Зимина, Ольга Мечкаева, Мария Силкина, Александра Ермошкина, Пелагея Володина, присучалки Татьяна Никанорова, Ксения Бодряшова, Матрена Фатаэр, Екатерина Зорина. Бригада смесовщиц в составе Анны Зориной, варвары Тураевой, Евдокии Чембаковой, Анны Потаниной, Евгении Ильиной решила ежедневно перевыполнять сменные задания на 12 процентов.

 
смитДата: Понедельник, 28.02.2011, 08.35.27 | Сообщение # 204
свой человек
Группа: Проверенные
Сообщений: 314
Статус: Offline
Потанин Николай- член партии, мастер сукновального отдела, член инженерно-технических работников, выполнил программу на 103,9 процента cool
Ключников С.- сукновал, беспартийный, выполнил программу на 129.7 процента
Бодряшова Марфа- работница на волчке, беспартийная, выполнила программу на 107.6 процентов ,
а из этого следует,что беспартийные работали лучше smile smile cool
 
den5048Дата: Понедельник, 28.02.2011, 17.33.37 | Сообщение # 205
Помошник по "Истории"
Группа: Проверенные
Сообщений: 229
Статус: Offline
партийные могут только устраивать больше митинги и говорить по многу
 
Форум » Форум поселка » Наш посёлок » история посёлка (кто что знает об истории посёлка -пишите!!!)
Страница 7 из 7«12567
Поиск:

Глобус сайта

Для красивого отображения этого блока требуется Flash Player 9или выше.

Счётчики
Другие счётчики
Рейтинг@Mail.ru Рейтинг сайтов Top.MyPenza.ru
через
День рождение сайта



Администрация сайта не несёт ответственности за публикуемую пользователями информацию, осуществляя только поддержку технической возможности сайта.
 
ICQ -6330216
 All rights Blinov Sergey © 2008-2017
Хостинг от uCoz Система Orphus